Category Archives: В памяти…

Orientville’s Thor

Заставила себя написать…

98

Мой сладкий малыш Тор ушел за радугу. Точные причины смерти будут установлены (я надеюсь) по результатам вскрытия, предположительно – осложнения коронавирусной инфекции. Ему резко стало очень плохо, мы пытались его привести в чувства, но не удалось. Я, конечно, была предупреждена нашим доктором, что с котятами очень сложно бывает, но как всегда надеялась, что нас помилует судьба. К сожалению, не в этот раз.

Тор родился путем кесарева сечения, первый час его жизни за него дышала я, муж его растирал и массировал, а я делала за Тора вдохи. То, что котята выжили было для меня огромным счастьем и подарком на Новый год. С этим пометом у меня особенная связь, они дались так дорого нам всем, и Конфете, и мне с Денисом, и Лизе с Севой. И так несправедливо, что Тошик теперь ушел. Его ждала такая хорошая семья, такая счастливая жизнь…

Мне ужасно больно, ужасно тяжело…

Прости меня, мой маленький бог Тор…

Advertisements

Orientville’s Fiona Princess

Я поняла зачем нужна тонна фотографий. Чтобы стереть из памяти ужас последних дней и вспомнить всё то хорошее, что у нас было с Фросей. Давайте со мной?

Фросяня родилась последней и самой маленькой. Я даже не думала, что она выживет – такая кроха, последняя, наверняка  нахлёбыш, ещё и окрас практически рыжий, что было на мой взгляд странно.
Ориентальная кошка Фиона
Я подкармливала ее искусственным молоком, поэтому на этой фотографии у нее губки в молоке. Continue reading

Про Фросю… и радугу

image

Моя кошка-лицо, кошка-курочка, кошка-дуркошка, кошка-сладкоежка, кошка-ребенок, кошка-наивняк, кошка-барометр, кошка-гопник, кошка-бодучка… Моя кошка-кошка, моя Фрося сегодня ушла от нас за радужный мост…
Последний рецидив продлился месяц, и уже все было вполне прилично, как вчера резко стало хуже. Язва желудка закровоточила и Фрося стремительно стала терять силы…
Сегодня мы ее похоронили в нашем лесу недалеко от дома, там же, где похоронили ее маму 4 года назад. Очень скорбим с Денисом, мы ее очень любили.

Няшка

Я вспоминаю часто, как я ждала его, с каким трепетом стояла и искала глазами человека с переноской в аэропорту. Взяла его, почти не рассматривая, в руки и посадила в свою переноску, а он, уставший и ошалелый от перелета, не сопротивлялся, большой, крепкий, беззвучный.

Continue reading

Немо больше нет…

Такие страшные слова, которые я всё еще не осознала…

В воскресенье к вечеру мне показалось, что он холодноват. Положила к грелкам, через время замерила, было 38. Проделали все процедуры. Поесть смог совсем мало.

Утром в понедельник я вошла к нему, он мне даже чего-то сказал, выбежал из ванной (приходилось изолировать его, чтобы понимать пьет ли он, есть ли мочеиспускание), обежал кухню кругом и его повело, с трудом успел добежать до своей уютной полочки в ванной. Я пощупала его и поняла, что температуру он сам не держит. Положила к грелкам и укрыла. 36 – это был максимум. Я поставила ему катетер, капала-капала, попутно решали вопрос о госпитализации. Послушав легкие, поняла, что там отёк.
Continue reading

Orientville’s Marion Loxley

Белоснежность – белая нежность, наверное это главный эпитет для описания твоей сущности, Марь, Марион, Маруся, Марюша…

Очень нежная, спокойная, умная, характерная, осторожная и бесконечно ласковая и общительная.


Читать больше…

Маруся ушла за Радугу…

Маруся ушла от нас за Радугу прошлой ночью. Ей не хватило сил бороться. Весь день был очень тяжелым для нас всех, но мы не сдавались до последнего…
Так не должно быть и это совершенно несправедливо. И я не верю даже сейчас, как и раньше, что такие молодые кошки могут умирать… это невозможно… не верю всё равно…
Я хотела написать прощальный пост, но не могу пока…
Хочется впасть в анабиоз и не выходить оттуда… но слишком большой груз ответственности окружает… всё также миски, туалеты, еда, вода… всё продолжается, но одной светлой большой и ласковой девочки больше с нами нет…
Спасибо всем за поддержку, за веру в лучшее до самого последнего момента…