Удивительная встреча… или “скоро весна”

Приболела моя Фиона Акеловна. В начале года у нее была респираторка, мы прокололи антибиотик, всё прошло, только она стала худеть. Я давала пробиотик, но по прежнему кошка худеет и аппетит плохой. Неделю меня не было дома, и перед отъездом я не стала везти ее на анализы, вчера вернулась и отвезла сегодня сдать кровь.

Мне вообще так подфартило стать на парковку прям сразу после съезда со Звенигородки (идти ближе). Оплатила парковку, одела свитерок Фросе, застегнула окошко в переноске и пошла. На улице -2 и ветер довольно неприятный.

Зашла я на пост охраны, записаться. Там стоит женщина, такая шумная (это было понятно еще когда она ломилась в дверь и ее не пустили, потому что пропускают только по документам). Фрося тихонько повякивает (ну, если вы хорошо себе представляете орика, то Фрося оооочень тихонько повякивает). Женщина резко оборачивается ко мне, пристально изучает мои вещи и спрашивает: “Это у Вас кошка орет?” Если честно, меня выбесило уже само слово  “орёт”, потому что Фросян просто повякивает. Я сказала “у меня”. Думала, вопрос исчерпан, но нет: “Откройте ее сейчас же! Что же Вы делаете? Она же там задохнется!” Я включила все самообладание, что у меня есть, и говорю: “Не задохнется, это специальная переноска для животных”. Но женщина непоколебима: “Я видела как животные в такой сумке задохнулись у одной. Это жестокое обращение, Вы душегубка!”. Я, стараясь не психовать, сказала: “Женщина, занимайтесь своими делами, не лезьте не в свое дело.” В этот момент ее документы были оформлены, и охранник отвлек ее, чтоб объяснить куда идти. Она ушла, вся взбешенная, со словами “живодерка” и “душегубка”. “Ладно” – подумала я, – “бывает и такое, надо успокоиться, а то сейчас я с ней еще в очереди встречусь”.

Зашла я в ЦМД, моя визави стоит у кассы. Глянула на меня сурово, но промолчала, была занята. Ко мне подошли сотрудницы лаборатории и сразу увели в кабинет, чтоб взять кровь. Когда мы окончили, мадам все еще стояла у кассы и взрывала девочке мозг. Я поставила переноску на стул, Фрося возмущенно, но все так же тихо сделала “вя”. Женщина резко обернулась, сделала шаг назад в нашу сторону и окинула переноску взглядом. “Да что же Вы делаете, что же Вы животное убиваете?! Откройте ей немного, пусть дышит”. Я говорю, мол, она нормально дышит. “Я так люблю кошек, а Вы убиваете, она сейчас задохнется” – может у нее перед глазами уже стояла картина, как Фросян вся синяя, в предсмертных судорогах вякает… Я не выдержала, и из меня попер сарказм: “А я не люблю кошек.” Тогда на меня посыпались угрозы: “Я на выставке Вас увижу, так опозорю, не отмоетесь”.  Я говорю: “С нетерпением жду этого момента”. Уходя, она бросила мне еще “живодерка”, “душегубка”, “мы от таких спасаем”, “включила понты” и что-то там еще.

Когда она ушла, я подошла к кассе, девочки смотрели на меня с пониманием и сказали только одно “весна скоро”.

Честно говоря, я была очень возмущена, какого хрена?

Фро была доставлена в машину, я сняла с нее душегубский свитер, открыла немного окошко в душегубской переноске и включила ей душегубский подогрев кресла, а потом мы поехали по душегубским пробкам домой…

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s